<div style='position: absolute; color: #FF6262; width:60%; '><center>Внимание!!! Браузер не поддерживает работу с плагинами.<br>Элементы Macromedia Flash не отображаются.</center></div>
<div style='position: absolute; color: #FF6262; width:60%; '><center>Внимание!!! Браузер не поддерживает работу с плагинами.<br>Элементы Macromedia Flash не отображаются.</center></div>
  Главная / temp11
Стр: |Оглавление|След.стр.|Пред.стр.|

Труд во имя победы

Улицы Мурманска


Враг бомбил Мурманск и его приго­роды уже в первые дни войны. Рано утром 29 июня 1941 года он перешел в наступление на сухопутном фронте, стремясь прорваться к городу сквозь со­ветские укрепления вдоль линии государственной границы. Пушки заговори­ли в полный голос...

В начале июля оперативные сводки Советского Информбюро почти ежеднев­но сообщали об упорных боях на Мур­манском направлении. Хотя противнику удалось несколько потеснить наши вой­ска, дальнейшее его продвижение было приостановлено. Дивизии 14-й армии вместе с частями Северного военно-мор­ского флота оказали гитлеровцам упорное сопротивление, отвечали ударами с моря, с суши и с воздуха. Враг нес боль­шие потери...

У Мурманска был суровый облик прифронтового города, жизнь которого подчинялась строгому военному распо­рядку. Укрылись под маскировочной одеждой стратегические объекты. Окна всех домов для защиты от воздушных волн при авианалетах   были   крест-на-крест оклеены бумагой. Дощатые стре­лы с надписями указывали пути к санитарным постам и бомбоубежищам. У подъездов домов, с противогазами через плечо и с красными нарукавными по­вязками, несли дежурство горожане из групп самозащиты - преимущественно женщины. Зеленые городские лужайки стали местом постоянных сборов сандружинниц, которые проходили переподго­товку, учились уходу за ранеными.

По приказу штаба местной противо­воздушной обороны радиосеть города каждый день объявляла общую противохимическую тренировку, обязатель­ную для мурманчан всех возрастов от восьми до шестидесяти лет. По ули­цам патрулировали группы вооружен­ных людей в штатском - бойцы истре­бительных отрядов и народного ополчения. Было опубликовано постановле­ние горисполкома с призывом к граж­данскому населению Мурманска начать оборонные работы - строительство бом­боубежищ, огневых точек, окопов, зем­ляных щелей. Рабочие, служащие и уча­щиеся должны были отдавать сооруже­нию оборонных объектов по три часа своего личного времени ежедневно, а не­работающие - по восемь часов...

И вот в эти дни, когда даже воздух был пронизан тревогой, газета «Поляр­ная правда» напечатала необычный по содержанию репортаж, а точнее - дала сценки городской жизни, увиденные корреспондентом газеты Раисой Троянкер в одно из воскресений.

День выдался ясный и безветрен­ный. В маленький городской сквер при­шли матери с детьми. Ребятишки окру­жили фонтан и радостно улыбаются сверкающим на солнце брызгам. В магазинах нет отбоя от покупателей. У од­ного из прилавков парфюмерного отде­ла молодой человек и девушка приобре­тают духи «Красная Москва». Рядом женщина советуется с продавщицей, ка­кого цвета летнюю шапочку лучше ку­пить для дочери, если дочь - голубо­глазая. На улицах - много мороженщиц. Шустрый мальчонка, едва доев порцию, просит у «тетеньки» еще одну и в ответ на предупреждение: «Горло заболит» - отмахивается: «Не заболит. Я сразу по четыре съедал...»

Ни тени паники или страха, - сви­детельствует Раиса Троянкер. - Город дышит уверенностью, дышит спокойст­вием («Полярная правда», 11 июля 1941 года).

Мужчины Мурманска уходили на фронт, их заменяли  на рабочих местах женщины. Они тоже считали себя мобилизованными: «Мы у станка, как на линии огня!» - и осваивали профессии, бывшие до того в монопольном владении мужчин.

 Именно тогда вошла на равных в мужское сообщество штурма­нов Тамара Константиновна Семенова. Она несла вахты как третий помощник капитана на судне, которое, по вполне понятной причине, скрытно именовалось «Н-ским кораблем, где капитаном т. Кузьмин и механиком т. Баранаев»,

Уже первые дни войны явили Мур­манску множество героев труда - сре­ди людей, прежде незаметных. Началось патриотическое движение, на знамени которого было написано: «Работать за двоих и за троих! Заменить ушедших в армию!»

Город знал, что это - лучший спо­соб крепить оборону. В передовой статье областной газеты от 19 июля 1941 года подчеркивалось:

«...Кровное дело всех трудящихся - превращение наших предприятий в неприступные крепости обороны.

...Каждый удар молота, перевыпол­нение норм - все это множит силу и могущество тыловых крепостей оборо­ны - заводов и фабрик. Об этом забы­вать нельзя ни на минуту!»

Позже, в октябре 1941 года, собрание городского партийного актива, обсуж­давшее вопрос о текущем моменте, от­метит, что сроки освоения военной про­дукции выдержаны.

На судоремонтных заводах рыболов­ные корабли были переоборудованы в боевые. Железнодорожники станционно­го узла вывели на рельсы бронепоезд, вооруженный станковыми пулеметами и морскими орудиями. О легких мино­метах мурманской конструкции с бла­годарностью отзывались бойцы Карель­ского фронта. Между тем минометные стволы иногда приходилось точить из вагонных осей. В судоремонтных мастерских на Абрам-Мысе освоили выпуск шлюпок, волокуш и горных саней. Ме­бельная фабрика переключилась на производство лыж. Лыжную обувь и лыж­ные крепления поставляли фронту са­пожные артели. Даже мыло, свечи и походная кухонная утварь были в списках предметов «боевого» назначения, которые давал армии Мурманск...

Шла повсеместная запись в народ­ное ополчение.

На одном из митингов работница Короткова рекомендовала в ряды опол­ченцев своего сына. «Ему только 16 лет, - говорила мать, - но он хороший охотник, знает районы области. Зачислите его! Мой сын будет полезен Роди­не!»

Кузнец судоверфи Григорий Полушкин писал в заявлении, что в цехе нача­лось всеобщее соревнование за усиление помощи фронту. Он заверял: «Мы будем активистами народного ополчения. Мы готовы взять в руки оружие и встретить­ся с врагом лицом к лицу!»

Мурманск стойко выдержал и пер­вые налеты вражеской авиации. 22 июня 1941 года в 2 часа 15 минут ночи в горо­де было введено «угрожаемое положе­ние». Документы свидетельствуют: все силы и средства местной противовоздушной, морской и наземной обороны были приведены в боевую готовность раньше срока, предусмотренного опера­тивным планом. Бомбардировки не застали город врасплох.

Местные газеты ввели разделы «Вырежь и сохрани», где печатали для населения серии статей под заголовками: «Как распознавать вражеские самоле­ты», «Зажигательные бомбы и борьба с ними», «Противогазы и как ими пользо­ваться», «Противохимическая защита пищевых продуктов и воды», «Перевяз­ка раненого». Речь шла о мерах актив­ной борьбы горожан с врагом.

Наставления, расклеенные по всем улицам, призывали: «Еще и еще раз необходимо просмотреть все чердаки до­мов, убрать оттуда все, что может слу­жить пищей для огня, решительно лик­видировать захламленность между по­стройками, держать в состоянии боевой готовности все средства борьбы с зажигательными бомбами».

Органы милиции с наступлением темноты привлекали к суровой ответст­венности и штрафовали нарушителей светомаскировки.

Мужество и деловитость. Уверен­ность в своей победе. Спокойная собран­ность и ясное сознание задач. Таким предстает перед нами Мурманск в пер­вые дни войны.

Как, известно, наступление гитлеров­цев в Заполярье захлебнулось уже к осе­ни 1941 года. Враг не смог преодолеть оборонительные рубежи на хребте Муста-Тунтури, на реке Западная Лица и в верхнем течении Туломы.

Но, остановленный на земле, он пере­шел к массированным налетам с возду­ха. Мощные бомбовые удары обруши­лись на промышленные объекты Мурманска, на жилые кварталы и же­лезнодорожный узел, на плотину и зда­ние Туломской ГЭС.

Иногда за день в городе звучало по 16-18 сигналов воздушной тревоги. За время войны самолеты противника по­являлись в мурманском небе 792 раза. Они сбросили 4100 тяжелых фугасных бомб весом до полутонны каждая и свы­ше 180 тысяч зажигательных бомб - иначе говоря, в среднем по 4-5 бомб на одного мурманчанина.

Очевидцы никогда не забудут лето 1942 года. Оно, как назло, выдалось на редкость сухое и ясное. Стояла погода, благоприятная для полетов. Днем и ночью было солнечно. Это делало Мур­манск особенно уязвимым с воздуха.

С предельной силой враг злобство­вал 18 июня. Город напоминал гигант­ский полыхающий костер. Дул сильный ветер, и пожар, начавшийся от Дворца культуры рыбаков и прилегающих к не­му зданий на Пушкинской улице, за­хватил северную часть города. Насе­ление самоотверженно боролось с огнем.

Кое-что удалось отстоять, но целые кварталы стали печальными пепелища­ми. Пострадал Дворец культуры, сгорели свыше девятисот домов и хлебозавод.

Бывший заместитель председателя Мурманского облисполкома, персональ­ный пенсионер Павел Иванович Моторин вспоминает:

«Город был деревянный, со сплош­ным нагромождением между домами и домишками разных изгородей и сараев, крытых толем. Толь представлял собой отличный горючий материал, способный при ветре мгновенно перенести огонь че­рез несколько домов. Так и случилось в тот день. От Дворца культуры до дороги-«восьмерки» на Росту пожар прошел за полчаса. Это было сплошное море огня...

После этого было решено делать спе­циальные разрывы, прогалины между наиболее ценными зданиями. Там, где намечался разрыв, все шло на снос. Та­ким путем впоследствии удалось сохра­нить основной жилой фонд».

Многое сделали бойцы из групп само­защиты МПВО и добровольцы, по перво­му сигналу воздушной тревоги спешившие туда, где возникал пожар. Предсе­датель Мурманского   областного совета Осоавиахима Феофилатьев докладывал заведующему военным отделом обкома ВКП(б):

«При налете вражеской авиации 18 июня 1942 года исключительное мужество и умение проявила группа самозащиты колбасного завода, руководимая тт. Комовой и Уткиной. Она ликвидиро­вала 26 чердачных загораний, за один налет потушила 126 зажигательных авиабомб, сброшенных на завод.

Группа домоуправа т. Богданова (на­чальник группы т. Волкова) при налете вражеской авиации 9 декабря 1942 года ликвидировала 13 очагов пожара. Боец группы Аряхин (1893 года рождения) за два налета затушил 22 зажигательных бомбы. Комсомолка Лысая (1923 года рождения) затушила 16 зажигательных бомб и оказала первую помощь трем пострадавшим от налета» (Партийный ар­хив Мурманского обкома КПСС, фонд 1, опись 7, дело 12, лист 47).

За войну в Мурманске сгорело и пол­ностью или частично было разрушено 150 производственных помещений, свы­ше 1400 жилых домов. Но характерно, что людские потери были сравнительно невелики: погибших 471 человек, ране­ных -1439 человек. Население города оказалось в доста­точной степени обеспеченным средствами коллективной защиты от бомб.

Уже в самом начале войны на ули­цах и во дворах Мурманска было выры­то 377 деревоземляных щелей на два­дцать тысяч человек и оборудовано 47 бомбоубежищ в подвалах каменных до­мов вместимостью около десяти тысяч человек. Подвалы служили надежным укрытием. «Насколько я помню, - вспоминает П. И. Моторин, - не было такого случая, чтобы бомба дошла до подвала: она проходила три-четыре межэтажных перекрытия и взрывалась на втором, даже на первом этаже, а в подвале люди оставались живыми.

Так, например, бы­ло в доме облисполкома, стоявшем около педучилища на улице Ленина, в кото­рый попали две бомбы по двести пять­десят килограммов. Они взорвали четы­ре этажа, дом буквально развалился. Но подвал не пострадал. Учитывая это, в городе укрепили цокольные этажи зданий, что спасло жизнь многим мурманчанам».

В связи с усилением фашистских бомбардировок началось строительство большого бомбоубежища в скалах на глубине двадцати   шести метров. Здесь разместились отделы обкома, горкома партии и облисполкома, радиоузел, те­леграф, командные пункты МПВО. Во время авианалетов в убежище могли укрыться свыше двух тысяч человек. Тут же проводились пленумы обкома, сессии Советов, собрания партийного ак­тива, демонстрировались кинофильмы.

К лету 1942 года, то есть ко времени наиболее интенсивных воздушных налетов врага, в Мурманске, насчитывав­шем до войны 130 тысяч человек, оста­лось чуть больше 37 тысяч: горожане-мужчины сражались на фронтах, дети и многие женщины были в эвакуации. Целые кварталы домов стояли пустыми.

После июньских бомбардировок кар­тина резко изменилась. Жилья стало не хватать. Третья часть мурманчан осталась без крова. Решением от 30 ию­ля 1942 года областной комитет партии предложил городским организациям расселить погорельцев в свободных квартирах, а также построить на лето землянки за городом. Вскоре в окрест­ностях Мурманска возникли временные земляные поселки. Эта мера была, конечно, вынужденной, но своевременной и необходимой: рассредоточение населе­ния помогло избежать больших жертв и, по сути дела, стало важным оборон­ным мероприятием.

В конце 1942 года развернулось стро­ительство капитальных, с железобетонными перекрытиями, подземно-скальных бомбоубежищ на судоверфи и в обо­их районах Мурманска - Кировском и Микояновском, а в начале 1943 года - в торговом порту.

О том, насколько важное значение придавалось сооружению этих объектов, свидетельствует один из документов во­енного отдела обкома ВКП(б), датиро­ванный 22 сентября 1943 года.

Приводим выдержку из него:

«В настоящее время торговым пор­том проект убежища изменен с таким расчетом, чтобы упростить и облегчить выемку скалы и все работы закончить в этом году. Рабочей силой, оборудованием и ру­ководством строительство обеспечено. Работы ведутся в три смены.

На скальном убежище судоверфи работы организованы в две смены. Утвержденный  директором график строительства, предусматривающий окончание скальных работ к Октябрьским праздникам, можно считать реаль­ным и выполнимым» (Партийный архив Мурманского обкома КПСС, фонд 1, опись 7, дело 12, лист 16).

Продолжалось переоборудование под убежища подвальных помещений домов. Их крепили стойками, прогонами, так называемой «противооткольной» обшив­кой. Для защиты от осколков и взрыв­ной волны вокруг окон устраивали зем­ляные и деревянные ограждения. Про­кладывали лазы, навешивали массив­ные входные двери.

За первые два года войны были пе­рестроены таким образом десятки под­валов на всех улицах города.

22 июня 1943 года - во вторую го­довщину начала войны - бюро обкома ВКП(б) и Военный совет Карельского фронта приняли решение «О строитель­стве оборонительных сооружений», которое предусматривало укрепление внут­ренней и круговой обороны Мурманска. Были определены сроки и списки строительства оборонительных точек первой и второй очереди.

По плану первой очереди (до 7 но­ября 1943 года) предстояло возвести - в основном силами гражданского на­селения - 68 сооружений.

Почти всюду эти работы начались незамедлительно.    Продолжались   они, как писалось тогда, «независимо от состояния погоды» и были закончены до­срочно - к концу октября. Рабочие и служащие выходили строить защитную систему города на два-три часа после трудового дня и на восемь-десять ча­сов по воскресеньям. Особенно отличился коллектив торгового порта.

В городе и вокруг него возникла разветвленная система пулеметных гнезд под бетонными колпаками, противотанковых завалов, дзотов, блиндажей, стрелковых окопов, блокгаузов. Укреп­ления скрытно залегли в сопках над Мурманском и вдоль берега Кольского залива, у мостов и на перекрестках улиц.

И если житель нынешнего Мурман­ска хочет представить себе, каким был его город в военную пору, пусть помнит не только о ранах разрушенных улиц, но и о боевом их вооружении.

Столица Заполярья осталась непри­ступной для врага, ибо стойкость совет­ских войск на фронте каждодневно ум­ножалась на трудовой подвиг в тылу.

Один из коренных мурманчан, став­ший в это грозное время бойцом противовоздушной обороны, Л. Нюхин позд­нее вспоминал:

«Как-то зимой 1942 года, используя передышку в боях, я забежал на судоверфь. В механическом цехе, где я до войны работал токарем седьмого разряда, увидел картину, которая никогда не изгладится из памяти. Все окна выбиты взрывными волнами, в помещении десятиградусный мороз. Часть станочников, послабее здоровьем, время от вре­мени подходила к костру, разложенному посреди цеха, и грела у огня окоченев­шие руки. Потом токари, фрезеровщики снова бежали к станкам.

Мое внимание привлек Рафаил Ва­сильевич Гурин, старейший наш токарь. Он не ходил к костру ни разу, хотя был намного старше других. Голыми руками в мороз он вытачивал детали мин, кото­рые прямо из цеха отправлялись на фронт.

- За двенадцать часов Гурин всего один-два раза отходит от станка, - ска­зали мне о ветеране-токаре...

Вот так ковали победу над врагом тысячи мурманчан...» («Рыбный Мурман», 4 октября 1966 года).

Добавим к этому, что так поднимали они из развалин после войны и почти сплошь разбитый Мурманск.

Новости порта

18.09.2014
Объявление. Молодежный совет ОАО "ММТП" приглашает всех принять участие в турнире по мини-футболу на кубок ОАО "ММТП", который состоится 18 октября 2014 года на Центральном стадионе профсоюзов
XIХ открытая спартакиада
 
12.09.2014
Встреча на причалах порта
 
22.08.2014
Новое оборудование в ОАО «ММТП»
 

Объявления

Читайте на сайте

07.07.2014
Раскрытие информации для УТР. Итоги деятельности ОАО ММТП в сфере электроснабжения за 2013 г., 1 кв. 2014 г. (согласно п.9 г, п.11в(1), п.11и, п.11к Стандартов раскрытия информации)
 
03.09.2013
Итоги работы. 
 
05.08.2013
Итоги работы. Итоги за июль 2013
 
05.08.2013
Пресс-центр МС. Турнир по мини-футболу, посвященный Дню железнодорожника
 
0.092 sec
"ОАО ММТП", Портовый проезд, 19, г.Мурманск, Россия, 183024 Информационный сервер 'Груз и Транспорт': грузоперевозки, транспорт, экспедирование и логистика. ахщтшэу@Mail.ru Rambler's Top100
%print_feed%